Выкарабкаюсь ради дочери: история матери-одиночки с особенным ребенком

Выкарабкаюсь ради дочери: история матери-одиночки с особенным ребенком

Выкарабкаюсь ради дочери: история матери-одиночки с особенным ребенком

У жительницы села Узынагаш Алматинской области Гаухар Мендешевой два года назад диагностировали острый лейкоз, и недавно она прошла курс химиотерапии. У матери-одиночки почечная недостаточность, поэтому женщина проходит процедуру гемодиализа. Она говорит, что у нее плохое зрение, а аллергия вызывает отеки, из-за которых ей трудно дышать. Но она готова справиться с любыми трудностями ради ребенка.»Я выкарабкаюсь ради дочери», – говорит Гаухар.У ее дочери инвалидность первой группы. 17-летняя девушка не может самостоятельно передвигаться. У нее резидуально-органическое поражение мозга, тяжелая форма сахарного диабета, тяжелая форма аутизма и тяжелая форма ЗПР, эхолалия.Гаухар говорит, что не может оставить дочь одну, поэтому не может работать. С мужем они развелись 12 лет назад.

Просила милостыню у мечети

По словам женщины, она даже пыталась просить милостыню у мечети, но люди выгнали ее оттуда, сказав, что это их территория.На лечение Акботы уходит 300 тысяч тенге в месяц, говорит Гаухар. Бывший муж ежемесячно платит алименты – 100 тысяч тенге. «Нам помогают разные люди. Чтобы хоть как-то заработать иногда занимаюсь продажей», — говорит она.

Почему девочке не выдают положенные гигиенические средства

Сложности с получением подгузников, необходимых для дочери, лишь усугубляют трудную ситуацию семьи.

"Проблемы с "памперсами". Сначала врач-психиатр сказала, что программа "сырая", и не может "забить" памперсы. После этого нас вызывают через год и дают памперсы на 3-4 месяца. Потом добавили по два памперса, так как у нее тяжелая форма сахарного диабета. Нам выдали около трех или пяти пачек — и все, на этом закончилось. Лекарства тоже никогда не получали. Вы посмотрите, в аптеках сколько стоят актовегин, цераксон, кавинтон, нейроксон. Ребенок нуждается в этом три раза в месяц", – говорит женщина.

Девочка прошла медицинское обследование. В объяснили, почему подросток-инвалид не получает памперсы.»Акботе поставили диагноз «аутизм», 16 марта прошлого года она прошла онлайн-обследование. Причина, по которой не дают подгузники, отказ ее матери от стационарного лечения. На самом деле ее мама даже слышать не хочет о стационарном лечении. Чтобы получить подгузники, подростку необходимо пройти стационарное лечение. Мы еще раз поговорим с матерью, еще раз объясним ей. Это будет под моим личным контролем», – заверил главный врач Узынагашской сельской больницы Дамир Сураужанов.Действительно, Гаухар настаивает на том, чтобы ее дочь не помещали в стационар.»Потому что это опасно для такой девочки, которая не может постоять за себя и даже не может сказать свое имя», – объясняет свое решение женщина.

«Акимат нас не слышит»

Гаухар Мендешева не опускает руки. Даже несмотря на то, что ей приходится жить в доме с такой крышей. © Айдана ДайыроваДом, в котором живет Гаухар Мендешева с дочерьюДом, в котором живет Гаухар Мендешева с дочерью© Айдана Дайырова»Семь лет назад акимат вырубал деревья, и одно срубленное дерево упало на крышу моего дома и пробило ее. Сколько бы я ни обращалась в акимат, они не слышат», – говорит Гаухар Мендешева.© Айдана ДайыроваДом, в котором живет Гаухар Мендешева с дочерьюДом, в котором живет Гаухар Мендешева с дочерью© Айдана Дайырова

Комментарий акимата

В администрации заверяют, что не оставили без поддержки женщину и ее дочь.»Жительница села Гаухар Мендешева несколько раз приходила в акимат. Мы отремонтировали то место, куда упало дерево. Однако на тот момент никакого акта не было составлено. Сейчас она хочет, чтобы мы полностью заменили крышу дома. В сельском акимате на эти цели не предусмотрены средства, и оснований тоже нет», – говорят в акимате села Узынагаш.

Источник